Политический клуб имени М. Горького

Отделение общественного движения "Суть времени" в ЮЗАО г. Москвы

"При помощи слова, мне удавалось достичь самых невероятных результатов, делая сердца твердыми, как скала, или мягкими, как воск".

"Отправляясь в путешествие по Азии, я знал, что обладаю великим орудием власти, и благодаря этому избежал в дальнейшем немало всяких неприятностей".

Вамбери

 

Введение.

 

То был маленький, хромой еврейский мальчик. Звали его Герман Вамбери"... Так начинается рассказ писателя Николая Тихонова "Вамбери" (1) о знаменитом венгерском путешественнике, первым из европейцев, совершивших путешествие по Средней Азии и благополучно возвратившихся оттуда. Опубликованный в 1925 году, рассказ переиздавался многократно как в виде отдельного издания, так и в сборниках автора. В Израиле он вышел в серии "Евреи в мировой культуре".

С 1925-го по 1974-й повесть Н.Тихонова «Вамбери» выдержала четырнадцать изданий, и несколько поколений зачитывались ею.

В 1928 году была сделана попытка объединить и пересказать для детей два сочинения самого Вамбери — «Моя жизнь» и «Путешествие по Средней Азии». Тоненькая книжка Э.К.Пименовой «Жизнь и приключения Вамбери» (2).

Герман Вамбери более известный под литературным псевдонимом - Арминий Вамбери(венг. ÁrminVámbéry, нем. HermannBamberger; 19 марта 1832, Нидермаркт (по другим данным 1831 в Шердагели (в Пресбургском комитате)) — 15 сентября 1913, Будапешт): полиглот, писатель, путешественник и… англо-турецкий разведчик. Приложивший много сил для остановки «экспансии» России в Средней Азии и продвижения Европейской цивилизации, в лице Англии, в том же регионе.

Его причисляли к различным конфессиям. В Персии его считали персом-шиитом, в Турции — турком-суннитом.Вамбери совершил два путешествия в Азию. Первое не выходило за границы Турции. За четыре года пребывания в этой стране (1857—1860) он изучил ее язык и обычаи, стал известным в Европе журналистом, был избран членом-корреспондентом Венгерской Академии наук.

Всемирную известность Вамбери принесло второе путешествие, когда он с караваном дервишей посетил святые города мусульман Востока и описал их в 1864 году в книге "Путешествие по Средней Азии. Из Тегерана через Туркменскую пустыню по восточному берегу Каспийского моря в Хиву, Бухару и Самарканд, предпринятое в 1863 году с научной целью по поручению Венгерской Академии в Пеште, членом ее А. Вамбери". Книга была переведена почти на все европейские языки, в том числе на русский.

В 1883 году Вамбери опубликовал автобиографическую повесть "Жизнь и приключения АрминиусаВамбери, описанные им самим". Книга имела большой успех, автор получал письма из разных стран мира и, к своему удивлению, узнал, что читателей весьма заинтересовали факты его биографии. Это побудило Вамбери в дальнейшем более полно описать свою жизнь, в результате чего в 1904 году появилась книга "Моя жизнь", в английском лондонском оригинале "Thestrugglesofmylive".

Наиболее полная его биография представлена в книге самого Вамбери "Моя жизнь”. В предисловии к ее русскому изданию переводчик В. Лазарев рассказывает, что Вамбери на редкость доброжелательно отнесся к предложению московского издательства "Наука" выпустить его книгу и намерен был включить в нее дополнительную главу. Но 15 сентября 1913 года ученый скончался. Книга вышла в России через год без дополнений автора. "Это не только жизнеописание выдающегося человека своего времени, знаменитого ученого, языковеда и этнографа, политика и географа, — пишет В. Лазарев. — Его жизнь необычайно занимательна сама по себе, независимо от того, что это жизнь крупного человека, героически смелого и талантливого".

Вамбери прожил 80 с лишним лет. Точной даты своего рождения он не знал, так как в то время в Венгрии закон не обязывал евреев вести метрические записи. Со слов матери он считает, что родился в местечке близ венгерского городка Прессбург (ныне — Эстергом) незадолго до смерти отца, в 1931 или 1832 году. Вторая дата чаще фигурирует в различных источниках, в частности она названа в Большом энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона.

Его путешествия и его жизнь отражены в геосинхронической таблице

 

 

Молодые годы Вамбери.

 

Арминий Вамбери родился в Венгрии, однако не мог указать точно, когда именно: для еврейской бедноты метрические записи не были обязательны. (3).

Отец Вамбери был религиозным евреем, способный просиживать за Торой и Талмудом дни и ночи. Глубокая вера неграмотной матери, практичной и энергичной женщины, по воспоминаниям сына, каким-то странным образом сочеталось с трезвым взглядом на жизнь. От нее сын унаследовал замечательную память, от отца — любовь к книгам.

Оставшись в 22 года вдовой, мать открыла трактир и вначале успешно вела дела. Но через два года она неудачно вторично вышла замуж, и все ее усилия сохранить относительное благополучие ни к чему не приводили. "Так называемые светлые дни детства для меня лично были днями страданий и беспросветной нужды" — писал о своем детстве Вамбери. Он жил впроголодь, ходил в лохмотьях, часто босой. Единственный заработок ему приносила продажа пиявок аптекам, которых он ловил в окрестных болотах.

В раннем детстве в одно недоброе утро он почувствовал боль в левой ноге. От появившейся хромоты он не смог избавиться никогда, несмотря на все попытки матери излечить сына с помощью врачей и знахарей. Пришлось пользоваться костылем.

Неграмотная, но мудрая женщина понимала, что у сына блестящие способности, видела, как он тянется к знаниям, и отдала его в небогатую еврейскую школу. Хромой мальчик сразу выдвинулся среди других учеников, и когда какой-либо еврей приводил своего многообещающего сына в школу, вызывали Вамбери, чтобы продемонстрировать усердие и талант... учителя. Ученик демонстрировал прекрасное знание Торы с комментариями, мог читать наизусть длинные отрывки из нее.

Но необходимость помогать семье вынудила его покинуть школу и пойти в учение к знакомой матери дамской портнихе. Шитье шло плохо, так как Вамбери мечтал ο поступлении в училище и тайком изучал немецкий, венгерский и словацкий языки; вскоре ему удалось поступить в учителя к одному кабатчику в деревне Ныск: он должен был давать уроки еврейского и венгерского языков сыну кабатчика, a в свободные часы помогать хозяину в торговле. (4)

Шитье не интересовало мальчика, и он ушел, чтобы поступить в монастырскую школу. Нужда не покидала его. Пообедать удавалось не чаще одного-двух раз в неделю, жить приходилось, где придется. Зато уже в первом классе он освоил латинский язык, в конце года ему вручили похвальный лист, где золотыми буквами было вписано его имя. Мать с гордостью показывала награду соседям и говорила: "Отец был замечательный ученый, и мальчик весь в него".

Новый учитель второго класса посоветовал "Мошеле", так он его звал, стать шойхетом и продавать кошерное мясо, но все же разрешил ему продолжать учебу. Он даже получил работу в монастыре — чистить обувь и одежду наставникам, что позволило ему познать несовпадение того, чему монахи учили, тому, как они себя вели. Однажды его облачили в рясу и заставили отслужить раннюю обедню вместо отсутствующего по неизвестной причине монаха. Никого не смутило, что молитву читает еврей.

Над бедным мальчиком издевались не только ученики, но и учителя, особые насмешки вызывала его хромота. Кончилось тем, что он сломал и выбросил свой костыль, а за ним и палку, которая некоторое время его заменяла. Единственное утешение приносили книги.

Летом ему удалось съездить на каникулы к дальним родственникам в Вену (Венгрия тогда входила в состав Австрийской Империи). Принят он был хорошо, ему посоветовали искать работу в Пресбурге и дали деньги на дорогу. Но изголодавшийся мальчик истратил часть их на вкусную еду и на билет денег не хватило. По совету кассира он обратился за помощью к группе пассажиров, ожидавших поезда, на латыни и те, пораженные, без колебаний помогли ему.

В Пресбурге он поступил в третий класс такой же монастырской школы. Здесь, правда, его уже называли Гершеле, но жизнь мученика с постоянными поисками работы и жилья была та же. К этому времени он, кроме еврейского и венгерского языков и латыни, выучил еще и немецкий, и словацкий языки, появилась возможность как-то зарабатывать на жизнь уроками. Это была все та же жизнь впроголодь, спать приходилось чаще всего на скамейке или под ней. Но за три года учебы добавилось знание еще четырех языков — испанского, датского, французского и русского. Он мог читать в оригинале Пушкина, Андерсена, Вольтера, Гёте.

Как образно пишет Тихонов, "Слова чужих стран входили в его голову, как бы играя. Он забавлялся их пестротой и музыкой. Он видел их, как видят картины или статуи. Они прыгали перед ним, и каждое означало что-нибудь новое, еще не известное ему".

 Его девизом было: "Хоть одну строчку в день". Он сам устанавливал себе задания и сам наказывал себя в случае их невыполнения. За свою жизнь Вамбери освоил более 20 языков европейских и азиатских стран. И не просто освоил, а изучил их диалекты, произношение, акценты, особенности (5).

Борьба Венгрии за независимость, подавленная Австрией с помощью войск Николая I в 1848 году, сопровождалась в Пресбурге не только казнями венгерских патриотов, но и еврейскими погромами, разорением еврейских общин. Погромы вынудили Вамбери покинуть Пресбург и поселиться в Пеште. Здесь он пробыл недолго, зарабатывая себе на жизнь выступлениями в городских кафе с декламациями на разных языках. Иногда удавалось снять койку на одного или на двоих. Теперь он был занят изучением арабского и турецкого языков.

Первое путешествие в Турцию (Османскую империю).

 

В 1851 году Вамбери закончил учение и, зная семь языков, стал домашним учителем. Несколько лет он скитался по небогатым семьям, уча недорослей и продолжая совершенствовать свои знания. В эти годы он попытал счастья в Вене. На государственную службу его не приняли. Но в Вене он познакомился с великим сербским поэтом и просветителем ВукомКараджичем. В русском посольстве священник Раевский снабдил его книгами. Вамбери прочитал в подлинниках Пушкина и Лермонтова. Востоковед Пургисталь возбудил в нем интерес к изучению восточных языков. Ученых уже давно волновала загадка происхождения венгров, или, как они себя называли, мадьяров. (6)

Ему уже перевалило за 20, он устал от бесконечных мытарств и решил уехать. Ускорило это желание одно обстоятельство. Он жил тогда и работал учителем в Четени в доме арендатора. Жилось ему в этой семье неплохо. Но однажды в дом ворвались разбойники, связали всех и ограбили. Полиция заподозрила участие в происшедшем Вамбери, так как именно он открыл дверь, когда постучались разбойники, и только заступничество хозяина спасло его. Незадолго до этого умерла его мать (как рассказывали, с его именем на устах), и теперь его ничего не связывало с Венгрией.

Деньгами и документами его снабдил Барон ЭтвёшЙожеф, венгерский лингвист и политик, к которому Вамбери пришел в дырявых башмаках с искусно подвязанными картонными подошвами, он сочувственно отнесся к его предложению отправиться на Восток для выяснения сходства венгерского языка с языками азиатских народов. Денег, полученных Вамбери, хватило на проезд до Стамбула. (7)

 

Вамбери отправился в Стамбул (Константинополь) в 1856 году. Началось его первое путешествие на Восток, в Азию. На палубе парохода, плывшего через Босфор, путешественник от избытка чувств — он впервые видел море — запел сонеты Петрарки, чем привлек внимание повара, оказавшегося итальянцем. Завязалось знакомство, Вамбери увлеченно рассказывал повару об итальянском искусстве, а тот его отменно кормил. В Стамбуле Вамбери, разумеется, никто не ждал, и снова началось бездомное голодное существование.

Через некоторое время, скорее всего по рекомендации фон ЭтвёшаЙожефа, который был министром венгерского революционного правительства (8), он встретил венгерца Песпеки, бывшего руководителя общества венгерских эмигрантов, бежавших сюда от преследования австрийцев. Песпеки поместил приятеля в опустевшее помещение общества, где оказался даже диван для сна, накрывался он бывшим полковым знаменем. Вскоре Песпеки устроился поваром на пароходе, и Вамбери вернулся на улицу.

К этому времени у одного обеспеченного чиновника, которому по роду работы приходилось часто разъезжать, умерла собака, а жена его боялась оставаться одна, и Вамбери было предложено место сторожа в доме. За это он получил в свое распоряжение приличную комнату. Ночью он сидел над книгами, а днем бродил по городу, его базарам и кофейням, изучая турецкий и персидский языки, их разновидности, произношение. Огромную радость он испытывал, когда собеседник принимал его за земляка. В кофейнях, где встречались турки, персы, греки, арабы, европейцы, Вамбери зарабатывал себе тем, что как когда-то в Пеште, читал стихи посетителям на их родном языке. Слушали его очень внимательно, казалось, он гипнотизировал любителей поэзии.

"При помощи слова, — писал Вамбери, — мне удавалось достичь самых невероятных результатов, делая сердца твердыми, как скала, или мягкими, как воск". Различие в вере и национальности не имело значения. Вамбери убедился в силе своего красноречия: "Отправляясь в путешествие по Азии, я знал, что обладаю великим орудием власти, и благодаря этому избежал в дальнейшем немало всяких неприятностей".

В книжных лавках Пере, престижного района Стамбула, Вамбери вывесил объявление, предложив услуги в качестве преподавателя восточных и западных языков. Откликнулись двое: богатый турок, пожелавший изучить французский язык, и датский консул, которого интересовало чтение деловых бумаг и газет на его родном, датском языке. "Я не мог и подумать, — вспоминал Вамбери, — что придется обучать дипломата языку той страны, которую он представляет".

В доме турка Вамбери познакомился со всем высшим светом столицы, его обычаями. Он не только учил, но и учился сам. Через каких-нибудь три месяца ему не надо было подражать знатным вельможам — он научился говорить по-турецки в совершенстве, пользуясь самыми изысканными выражениями. Постепенно настоящее его имя забылось и важного господина, имеющего собственную карету, стали называть Рашид-эфенди. И он, вероятно, не преувеличивал, когда много лет спустя говорил, что в турецких делах разбирался не меньше, чем любой эфенди, рожденный в Стамбуле.

В доме Гуссейн Паши, где жил и учительствовал Вамбери, он мог узнать бытовые подробности, наблюдать за поведением прислуги, укладом гарема, этого символа женского рабства. Кстати, входить в гарем было запрещено, но Вамбери полностью доверяли, и однажды, когда у одной из жен разболелись зубы, его попросили сопровождать ее к врачу. Вскоре зубы стали болеть и у других обитательниц гарема...

Для путешествия в Среднюю Азию недостаточно было свободно владеть языком и знать местные обычаи. Надо было еще помнить магометанские молитвы, уметь их читать и петь, класть поклоны, поднимать руки к небу, закатывать глаза, благословлять, знать ритуалы... Для освоения всех этих премудростей Вамбери, после принятия ислама, было разрешено посещать медресе, высшую школу для изучения Корана.

Помог ему в этом КечеджизадеМехмедЭминФуад-паша (KeçecizadeMehmetEminFuatPaşa) (8), министр иностранных дел, в доме которого Вамбери преподавал историю, географию и французский язык и к которому устроился личным секретарём.

 

Но, как подчеркивает Вамбери, "ни я сам, ни мои высокопоставленные друзья никогда не думали о моем действительном переходе в ислам. И я был чрезвычайно далек от мысли переменить религию" (9).

К 1860 году Вамбери был уже настолько сведущ в богословии, что мог активно участвовать в диспутах. Его приглашали на беседы высшие сановники государства, писатели, философы. Так, он познакомился с творцом турецкой конституции Мидхадом-пашой. Повсюду он встречал радушный прием: в одних домах как учитель, в других — как друг или гость. Принять гостя было для мусульман приятным и священным долгом, какие-либо классовые предрассудки при этом отсутствовали; визирь, министр, зять султана — все относились к Вамбери одинаково приветливо, никто не спрашивал о его происхождении, не интересовался, на какие средства он жил.

За короткий период он стал близким другом видных и влиятельных сановников, единственным иностранцем, ставшим в Пере своим человеком. Он уже ни в чем не нуждался и мог заниматься наукой. В Пере был издан его первый печатный труд — немецко-турецкий карманный словарь, содержавший около 14000 слов; это была первая немецкая книга, напечатанная в Стамбуле. Затем последовали и другие словари. Знакомство с турецкими архивами позволило Вамбери опубликовать ряд статей по истории Венгрии в издании Венгерской Академии наук.

Возвращение Вамбери в Будапешт

 

В начале 1861 года состоялось триумфальное возвращение Вамбери в Будапешт. Жаждущие новостей журналисты стремились получать у Вамбери интервью. Его репортажи появлялись в газетах Будапешта и Вены, он стал представителем сразу нескольких профессий: педагога, журналиста, историка, богослова, лингвиста (переводчика). В 1861 году Венгерская Академия наук избрала его своим членом-корреспондентом. Тогда же, по-видимому, и состоялось его возвращение в иудаизм.

Однако в ноябре 1861 года его друг и покровитель КечеджизадеМехмедЭминФуад-паша становится Великим Везирем в Османской империи. И Вамбери, по необъяснимой причине, пробыв на Родине меньше года, начал собираться во второе путешествие в Османскую империю.

Вамбери, на заседании Венгерской Академии наук, торжественно вручили охранный лист - каллиграфически написанное по-латыни напыщенное обращение об оказании всяческого содействия подданному прославленного монарха Франца-Иосифа венгру АрминиюВамбери, известному академикам с самой лучшей стороны...

Когда один из академиков высказал пожелание получить для изучения несколько черепов жителей Средней Азии, президент заметил: "Прежде всего, пожелаем нашему коллеге привезти в целости собственный череп".

Получив согласие президента Академии наук графа Десевфи субсидировать его путешествие на Восток с тем, что он "отправится в глубь Азии для изучения вопроса о происхождении мадьярского языка" и добившись исполнения его распоряжений, он отправился во второе своё путешествие.

 

Второе путешествие в Турцию (Османскую империю), Персию и Среднюю Азию.

 

Турецкий посол вручил ему паспорт, какой получали лишь немногие. "Тугра", собственноручная подпись турецкого султана, чтимого всюду на Востоке, подтверждала, что хромой дервиш - это действительно подданный его светлости, хаджи Мехмед-Рашид-эфенди. В критические моменты дервиш извлекал паспорт из лохмотьев, и сановник почтительно целовал "тугру".

Другой талисман он получил от посольского врача. Протягивая эфенди маленькие белые шарики, врач сказал: "Когда вы увидите, что уже делаются приготовления к пытке и что не остается никакой надежды на спасение, проглотите это".

Итак, Вамбери с согласия турецких властей, выдали паспорт на имя хаджи Мехмед-Рашид-эфенди. И в марте 1862 года пароход доставил путешественника из Стамбула в турецкий порт на черном море Трабзон (Трапезунд), откуда он караванным путем через Эрзурум, Тебриз (Тавриз) и Казвин прибыл в столицу Персии Тегеран.

Персидское правительство, как и турецкое посольство в Тегеране, оказали покровительство турецкому эфенди, он мог беспрепятственно знакомиться со страной. Он ходил по караван-сараям, заводил знакомства среди диких паломников, путешественников, купцов, жил среди них, разделял их кров и пищу.

Жесткое седло, кусок черствого хлеба и голая земля для ночлега стали ему милее роскоши и комфорта. Он научился спать в седле, вскакивать на лошадь на полном ходу, ловко взбираться на верблюда.

Он знакомился также с персидской интеллигенцией, но взаимопонимание находил далеко не всегда. "Если ваши мыслители, — говорили ему, — действительно так велики и глубоки, для чего же вы переводите наших Ваади и Хайяма? Мы имеем мало желания знакомиться с вашими классиками".

Кроме турецкого и персидского языков, Вамбери освоил узбекский, туркменский, киргизский и татарский, обряды и обычаи мусульман он знал не хуже любого муллы. И был вполне готов начать путешествие к заветной цели — в Среднюю Азию, к "благородной" Бухаре и "сияющей точке земного шара" Самарканду.

Но вся эта обширная территория была поделена ханами и эмирами на свои владения и закрыта ля европейцев. Появление там френги (презрительная кличка европейцев) грозило им мучительной смертью. До Вамбери два англичанина, проникшие в Бухару, были после пыток в эмирских застенках публично казнены, а их головы выставлены для всеобщего обозрения.

Свободно перемещаться по городам Средней Азии могли лишь "святые паломники" — дервиши. Для паломничества они обычно объединялись в караваны во главе с караван-баши, приказания которого беспрекословно выполнялись. Дервиши были вхожи в любой дом, и даже всесильный эмир испрашивал их благословения.

Через Тегеран постоянно проходили караваны дервишей, направляющихся из Средней Азии в священную Мекку и обратно. В турецком посольстве они получали небольшое пособие, и двор посольства всегда был полон "гостей".

Из Тегерана через провинцию Мазандеран "дервиш" добрался до Балхского залива Каспийского моря, оттуда через туркменскую пустыню Каракумы в город Хиву, где караван остановился на месяц. За это время Вамбери смог спуститься на паруснике к дельте реки Амударьи (Оксун) и посетить древний город Кунград. Из Хивы караван, переправившись через Амударью и пройдя еще одну пустыню, Кызылкум, пришел в Бухару, а после некоторого пребывания в  ней — в Самарканд. Обратный путь из Самарканда лежал через город Карши, повторную переправу через Амударью, Керки, афганские города Андхой и Герат, старинный персидский город Мешхед и, наконец, Тегеран.

Стихийные бедствия, землетрясение и песчаная буря, покрывавшая падавших людей и верблюдов толстым слоем песка и засыпавшая колодцы, нехватка воды при нестерпимой жаре, разбойничьи нападения на караван, ритуальные омовения перед молитвой, в которых вода заменялась песком, еда из общего котла грязными руками, подчас покрытыми язвами, из-за чего под предлогом угодного Всевышнему воздержания приходилось от еды отказываться, — эти и другие картины караванной жизни подробно описаны путешественником.

 

 

 

К тому же караван был выбран для него неудачно; хотя все дервиши были мусульмане и придерживались одной религии, они принадлежали к двум враждебным сектам — суннитов (турков) и шиитов (персов). Вамбери попал к персам-шиитам, и ему, турку-сунниту, приходилось постоянно слышать "суннит-пес" и грубую брань.

Выручали память и знание языков; стоило ему начать читать с интонацией и акцентом шиитов какую-нибудь суру из Корана или отрывок из книг, одинаково священных для обеих сект, и раздражение уменьшалось или даже пропадало. "Нет, он еще не совсем погиб, из него еще может выйти хороший мусульманин", — говорили его враги. Наступило время, когда отношение к нему и вовсе изменилось; обширные познания, ясные ответы невежественным попутчикам сделали его уважаемым дервишем, слава о нем стала опережать караван.

Вамбери понял, что правителю каждого города, в который вступит караван, обязательно доложат об "ученом дервише" из Турции. Чтобы предвосхитить всякие слухи и случайности, он решил прежде всего самому посещать правителя и его высокопоставленных вельмож.

Так было и по прибытии в Хиву. Посещение хивинского хана было особенно необходимо, так как над Вамбери нависла смертельная угроза. Едва войдя в ворота Хивы, Вамбери направился к советнику хана, старому Шюкруллах-бею, который бывал в Стамбуле и любил этот город. Старик был рад беседе, они быстро нашли общий язык и даже общих знакомых. Советник представил мнимого дервиша хану.

Вамбери уже был наслышан о невежестве, жестокости и лицемерии ханов. Беседу с ними следовало начинать и кончать выражением радости от созерцания "благословенной красоты и мудрости" правителя, и тот милостиво принимал благословение от святого дервиша, одаривал его небольшой суммой денег и подарком.

Льстивые речи Вамбери оказались по нраву хану, он предложил ему деньги и осла. Денег "дервиш" не взял, а осла охотно принял — он должен был значительно облегчить передвижение и знакомство с отдаленными кишлаками.

Не исключено, что Шюкруллах-бей догадывался о тайне Вамбери, он настойчиво советовал ему не посещать Бухару, предупреждая о возможной опасности. На всякий случай он снабдил его охранной грамотой: "Сим объявляется пограничным стражам и таможенникам, что Хаджи-Мулле-Абдул-Решиду-Эфенди дано позволение. Никто не смеет его останавливать”.

 

В.Верещагин. Нищие в Самарканде.

Основными "законами" страны были полное беззаконие и неограниченный деспотизм правителя, будь то хивинский хан или бухарский эмир. Процветали ложь и лицемерие. Шпионы правителя присутствовали везде — на базаре, на улицах, в караванах, чайханах. К Вамбери неоднократно подсылали шпионов. Тирания внушила такой страх населению, что даже муж и жена, разговаривая с глазу на глаз, никогда не произносили имя эмира, не добавив "да продлит Аллах его жизнь до 120 лет". Люди постоянно должны были демонстрировать свою преданность правителю и религиозность. В Бухаре даже существовала особая должность "рейс" — надзиратель за религией, который в определенный положенный час отправлял всех в мечеть.

Эмир мог послать на смерть кого угодно и за что угодно даже из своего ближайшего окружения. Например, даже взгляд в сторону гарема грозил смертью.

При этом бесчинствовали грабители и разбойники, племена нападали друг на друга, убивали, захватывали заложников с целью получения выкупа или обращения в невольников, рабов. За неприятельские головы хивинцы получали в награду от хана халат, качество которого зависело от количества сданных голов. Известная картина художника В. Верещагина "Апофеоз войны" (кстати, написанная в Самарканде) с пирамидой черепов в центре вполне может служить иллюстрацией к тем нравам.

Закованные в кандалы невольники-рабы подвергались всяческим унижениям, и Вамбери, когда ему их показывали, должен был напрягать всю свою волю, чтобы не выдать возмущения и сострадания. В Бухаре невольников продавали в рабство в возрасте от 3 до 60 лет. По религиозным законам невольниками могли быть только "неверные", но этим обычно пренебрегали. Недостойными быть невольниками считались одни евреи. Туркмены могли ограбить еврея, тела же его они не касались. Вамбери отмечает, что "такое отношение отнюдь не огорчало сынов Израиля".

Особенно тяжела была участь женщины. Она должна была беспрекословно подчиняться мужу, который мог ее унизить, прогнать и даже продать. На пути из Самарканда Вамбери встретил женщину, мать двоих детей, которую муж продал какому-то купцу. За подозрение в измене женщину ждала жестокая казнь: ее зарывали до половины в землю и избивали твердыми кусками земли.

Паломники не имели гаремов, но в разных селениях у них часто были жены и дети.

"Восточный человек родится и умирает в маске, — писал Вамбери о жителях Средней Азии, — искренности здесь нет и быть не может".

Самарканд и Бухара

 

Во время пребывания Вамбери в Бухаре эмира там не было. Он отдыхал после очередного похода в Самарканде. Вместо него путешественника принял сановник Рахмет-бей, который сразу заподозрил мнимого хаджи. Но в процессе беседы выяснилась любовь обоих собеседников к поэзии, нашлись общие любимые стихи, и Рахмет-бей не только снял свои подозрения, но даже дал Вамбери сопроводительные письма в Самарканд и Керки.

Короткая встреча с жестоким и властным эмиром состоялась в Самарканде. Эмир удивился тому, что хромой дервиш совершает такое трудное паломничество. Вамбери сослался на Тимура, который тоже был хромой, а завоевал полсвета. Эмиру, как раньше хивинскому хану, понравилась лесть "дервиша", он принял его благословение, наградил деньгами и халатом. Даже в страшном сне хану и эмиру не могло присниться, что они получат благословение от европейца, да к тому же еврея.

После встречи с эмиром Вамбери быстро покинул Самарканд — не стоило искушать судьбу — и присоединился к другому каравану, идущему в Терат. Его прежний караван уходил дальше, к Китаю. "Мне 31 год, — рассуждал он и вспомнил турецкую пословицу: "лучше сегодня яйца, нежели завтра курица".

В Герате Вамбери посетил сановника города, взбалмошного молодого человека, ничего не понимавшего в государственных делах, но могущего помочь деньгами. Во время беседы сановник неожиданно воскликнул: "Клянусь, вы англичанин!" Вамбери не растерялся, показал свой паспорт и пристыдил молодого человека, который даже счел нужным извиниться перед ним. Другой случай мог закончиться трагически. После восьмимесячного перерыва Вамбери услышал под окнами сына афганского эмира Якуб-хана европейскую музыку. Это было так неожиданно, что он забыл о бдительности. Эмир, заметивший "дервиша", велел привести его к себе. Несколько лет спустя, попав в плен к англичанам, Якуб-хан рассказал сопровождавшему его английскому офицеру, что сразу узнал в Вамбери европейца по тому, что он притаптывал ногой в такт музыке — на Востоке так не делают. "Я спросил его, не европеец ли он, и получил отрицательный ответ". Якуб-хан не стал допытываться, решив, по-видимому, пощадить "дервиша".

Вамбери вернулся в Персию; смертельные опасности остались позади. В Тегеране его встретили восторженно, были многочисленные встречи, приемы. Он стал героем города

 Русский посол в Тегеране уговаривал его переехать в Петербург. Ему надо было привести в порядок свои заметки, и на это ушло три месяца. Находясь во время путешествия под постоянным наблюдением, он не только не мог открыто вести записи, но и спрашивать названия мест, где находился караван, это вызвало бы подозрение, не шпион ли он. Изредка, ночью он позволял себе достать спрятанный в лохмотьях халата карандаш и что-то записать. Практически все надо было запоминать.

28 марта 1864 года отбыл из Тегерана через Турцию в Будапешт.

 

Возвращение Вамбери.

 

Трёхлетнее путешествие в Среднюю Азию закончилось в мае 1864 года. Вамбери , весьма холодно встреченный в родной Венгрии, где не смогли по достоинству оценить всю грандиозную научную ценность его исследований, уезжает в Лондон. Где вновь, по видимому, принимает иудаизм.

Здесь он находит восторженный приём и внимание, как научных кругов, так и правительства Великобритании.

Англичане, упорно старавшиеся расширить границы «жемчужины короны» своей империи Индии, живо интересуются свежими и подробными данными по Средней Азии, которую как раз начинает активно присоединять Россия: именно весной 1864 года русские войска начинают кампанию в нынешнем южном Казахстане по соединению двух пограничных линий - Сибирской и Оренбургской, отстоящих друг от друга на 700 верст. Война с Кокандомза безопасность Российских подданных – Казахов.

Особое положение Вамбери, которое он занимает во внешней политике Великобритании - постоянного «нештатного», но очень авторитетного консультанта по делам Средней Азии. (11)

Возвратившись в 1865 году в Будапештский университет Вамбери занимается преподаванием восточных языков. В 1866 году президентом Венгерской Академии наук становится Барон ЭтвёшЙожеф и положение Вамбери значительно укрепляется. Вамбери путешествует с лекциями по Европе.

Жизнь после путешествий.

 

Вамбери долгое время жил в Лондоне, консультировал правительство Великобритании по проблемам англо-русских отношений на Востоке, в Средней Азии, его заслуги были отмечены орденом Королевы Виктории. Вместе с тем, Арминий Вамбери всегда интересовался еврейскими проблемами, он резко осуждал антисемитские действия властей царской России, особенно санкционированные еврейские погромы в конце XIX века.

Наладив тесные связи с политической верхушкой Османском империи, Вамбери попытался извлечь выгоду из своего положения. Он 4 раза переходил из иудаизма в ислам. В 1900—1901 г. Вамбери попытался организовать встречу Теодора Герцля и султана Абдул-Хамида II. Попытка наладить отношения с сионистами была частью дипломатической игры Османской империи с премьер-министром Франции Морисом Рувье в вопросе списания денежного долга. Он был сторонником зарождающихся идей сионизма и активное участие в организации встречи в 1901 году Теодора Герцля с султаном Абдул-Хамидом, правителем Турции, которая тогда властвовала в Палестине, обуславливал созданием Еврейского государства на территории Турции. Первый этап которого он видел в создании еврейских поселений в Палестине.

Вамбери также выступал против проникновения Российской империи в Среднюю Азию. В 2005 г. Британский национальный архив рассекретил документы, согласно которым Вамбери во время своего путешествия был задействован Британской разведкой для противодействия попыткам России расширения сферы влияния в Центральной Азии и на Индийском субконтиненте.

Профессору АрминиюВамбери было за 80, когда он скончался в 1913 году в Будапеште (12).

Карты

 

 

 

 

Библиография

 

Книги Германа (Арминия) Вамбери, изданные в России:

Вамбери А. История Бохары или Трансокеании с древнейших времён до настоящего: По восточным, обнародованным и необнародованным рукописным историческим источникам, первый раз обработанным Германом Вамбери: В 2 т. / Пер. А.И.Павловского. — СПб., 1873.

Вамбери А. Культурное движение среди русских татар. — СПб., 1912.

Вамбери А. Моя жизнь. — М., 1914.

Вамбери А. Очерки жизни и нравов Востока. — СПб., 1877.

Вамбери А. Очерки Средней Азии. — М., 1868.

Вамбери А. Путешествие по Средней Азии. — М., 1874.

Вамбери А. Путешествие по Средней Азии: Пер. с нем. — М.: Ин-т востоковедения РАН, 2003.

Краткий очерк о венгерском учёном и его самом знаменитом путешествии, иллюстрированный старинными гравюрами, можно найти в книге:

Внуков Н. Великие путешественники: Биогр. словарь. — СПб.: Азбука, 2000. — С. 111-113.

 

Список Литературы

 

  1. Тихонов Николай – «Вамбери» http://modernlib.ru/books/tihonov_nikolay/vamberi/read/
  2. Эмилия Пименова «Жизнь и приключения Вамбери» http://lib.rus.ec/b/474661
  3. Андрей Курбский «Великий Ференги: Разведчик и Востоковед Арминий Вамбери» http://ctaj.elcat.kg/tolstyi/c/c012.htm
  4. «Вамбери, Арминий Герман Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона» https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%95%D0%AD%D0%91%D0%95/%D0%92%D0%B0%D0%BC%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%B8,_%D0%90%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D0%B9_%D0%93%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD
  5. Лазарь Медовар «Арминий Вамбери: выстраданная жизнь» http://www.lechaim.ru/ARHIV/86/medovar.htm
  6. Биографии: Вамбери Арминий http://referatyk.com/biografii/13810-vamberi_arminiy.html
  7. Реферат; Вамбери Арминий http://www.vevivi.ru/best/Vamberi-Arminii-ref5432.html
  8. Википедия: Этвёш, Йожефhttps://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AD%D1%82%D0%B2%D1%91%D1%88,_%D0%99%D0%BE%D0%B6%D0%B5%D1%84
  9. Википедия: КечеджизадеМехмедЭминФуад-паша https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B5%D1%87%D0%B5%D0%B4%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D0%B4%D0%B5_%D0%9C%D0%B5%D1%85%D0%BC%D0%B5%D0%B4_%D0%AD%D0%BC%D0%B8%D0%BD_%D0%A4%D1%83%D0%B0%D0%B4-%D0%BF%D0%B0%D1%88%D0%B0
  10. Российская академия наук Институт востоковедения «Арминий Вамбери. Путешествие по Средней Азии» http://lib.ru/HISTORY/WAMBERI/azia1867.txt
  11. В.Дубовицкий (Душанбе) «Ликвидация исторической безграмотности. Арминий Вамбери - дервиш из Будапешта» http://hghltd.yandex.net/yandbtm?fmode=inject&url=http%3A%2F%2Fwww.fergananews.com%2Farticle.php%3Fid%3D4896&tld=ru&lang=ru&la=1451624704&tm=1452675513&text=%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D0%B9%20%D0%B2%D0%B0%D0%BC%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%B8%20%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B2%D0%B8%D1%88%201861&l10n=ru&mime=html&sign=df56f01cff30d842378b2c3a003272fe&keyno=0
  12. Арминий Вамбери http://only4students.ru/arminij-vamberi/
  13. Архив электронного журнала Суфий: Арминий Вамбери https://oldsufiwebzine.wordpress.com/2004/07/14/%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D0%B9-%D0%B2%D0%B0%D0%BC%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%B8/